Вторник , Июль 16 2019
Главная / Государство / Жизнь под колпаком: московская власть создает тотальную систему слежки

Жизнь под колпаком: московская власть создает тотальную систему слежки

Жизнь под колпаком: московская власть создает тотальную систему слежки

Становятся известны все новые факты о масштабной системе слежения столичной власти за москвичами. Речь идет о многоуровневой системе сбора информации обо всех и каждом. Насколько это законно и в каких целях может быть использовано, выясняли «НИ».

Ирина Мишина

Где вы работаете, из кого состоит ваша семья, во сколько вы выезжаете на работу и какой маршрут предпочитаете; о чем разговариваете с друзьями по телефону, какие сайты чаще всего посещаете и даже сколько времени проводите на даче – все это известно московским властям. Эту информацию впервые обнарордовали «Ведомости» еще в марте. Оказалось, что департамент информационных технологий (ДИТ) Москвы закупает геоаналитику с 2015 года . Из бюджета города на это было потрачено в общей сложности 516 млн рублей. В этих закупках посредником выступал Аналитический центр при правительстве. Он объединял, обрабатывал и хранил данные операторов, чтобы предоставлять отчеты властям города.

 

 

Москва и область поделены на квадраты 500 х 500 метров. Все проживающие в границах этого участка — в поле зрения департамента информационных технологий.

 

По словам представителя этого центра, для удобства территория Москвы и Подмосковья была поделена на квадраты 500 х 500 метров. В границах каждого такого участка аналитики держат в поле зрения проживающих и работающих там людей. «Сегодняшняя программа позволяет идентифицировать миллиарды лиц. К этому добавляются все банковские транзакции, вся информация по кредитам, медицинские страховки, базы данных штрафов, базы данных пересечения границ и покупки билетов и так далее. На сегодняшний день, по большому счёту, любой гражданин абсолютно прозрачен», — считает политик, полковник ФСБ в отставке Геннадий Гудков.

 

Вопросов к городским властям много. Однако, вице-мэр Максим Ликсутов отговорился тем, что, «московские власти покупают у операторов связи данные о перемещении горожан, основанные на информации о местоположении SIM-карт», чтобы менять маршруты городского транспорта и инфраструктуру. Наш источник в Генплане Москвы подтвердил, что некоторые данные о передвижении москвичей там используют для отдельных проектов. Настораживает одно: конкретные запросы на портале госзакупок не приведены. Правда, оператор Tele2 признал, что именно за геоаналитику в минувшем году там получили 100% выручки от обработки больших данных для государственных структур. Означает ли это, что наши телефонные разговоры прослушиваются?

 

 

Закон Яровой сделал уязвимыми абсолютно все телефонные разговоры.

 

«Закон Яровой полностью делает уязвимыми все телефонные разговоры, СМС и ММС, все мессенджеры. Это – тотальная запись всех разговоров, всей переписки всех граждан. Всё, что есть в электронном виде – это полный, тотальный контроль. Россия строит оруэлловскую утопию в реальном государстве», — заявил «НИ» Геннадий Гудков.

Каждый из нас оставляет в Интернете массу следов, совершая покупки в интернет- магазинах, комментаруя в соцсетях; через портал госуслуг — записываясь к врачу, определяя своего ребенка в школу или в кружок. «Современный уровень развития технологий позволяет отслеживать перемещения, действия, разговоры и чуть ли не мысли любого человека. Причем это можно делать не только с помощью видеокамер на улицах или закупки данных у сотовых операторов. Посмотрим хотя бы на социальные сети или смартфоны. Они буквальности шпионят за нами. Например, как только вы зададите в поисковике вопрос о японских ресторанах, Фэйсбук автоматически начнет предлагать их Вам в товарных количествах. А смартфон будет присылать рекламу такого ресторана, когда вы случайно проходите мимо него», — пояснил «НИ» политолог Станислав Белковский.

А звонки из разнообразных массажных салонов, косметологических лечебниц, юридических консультаций и вновь открывшихся частных клиник, где вы или ваши друзья якобы оставляли свои телефоны? Их назойливое внимание – последствия доступа к базе персональных данных москвичей, которая как-то странно расползается по частным структурам. Не исключено, что частники получают доступ к нашим персональным данным не бескорыстно.

 

 

200 тысяч камер слежения, установленных в разных частях Москвы, позволяют идентифицировать любую личность.

 

Факты, которые стали всплывать в последнее время, шокировали многих. Максим Ликсутов признал, что мэрия использует для отслеживания не только данные, которые закупают у сотовых операторов , но и информацию о перемещениях такси, записи камер фото- и видеофиксации, сведения о поездках владельцев карт «Тройка» , данные из публичных сетей Wi-Fi. Далее власти начали использовать «для улучшения системы общественного транспорта» информацию с дорожных камер, то есть анализировать перемещение личных автомобилей по городу.

При этом вице-премьер утверждает, что данные , которые получают столичные власти «обезличены». Так ли это?

«Сейчас в Москве установлено свыше 200 тысяч камер слежения. Все эти камеры обладают потенциальной способностью программных средств производить идентификацию личности. Они не просто фиксируют поток — каждое лицо сразу идентифицируется и устанавливается. Это даёт возможность вторгаться в личную жизнь каждого человека. Об этом известно давно. Наш народ на это пока не реагирует, потому что никто не понимает, кто и как может использовать эту информацию. Дело в том, что она, по сути дела, сейчас накапливается бесконтрольно, а с точки зрения слежения за человеком, она круче, чем наружное наблюдение, «прослушка» и иная оперативно-техническая работа, поскольку позволяет обеспечить круглосуточное слежение за действиями и перемещениями человека. Сегодняшняя программа позволяет идентифицировать миллиарды лиц! К этому добавляются все банковские транзакции, вся информация по кредитам, медицинские страховки, базы данных штрафов, базы данных пересечения границ и покупки билетов. И так далее. На сегодняшний день, по большому счёту, любой гражданин абсолютно прозрачен», — считает Геннадий Гудков.

«Известно, что данные о четырех точках местонахождения (например, полученные с телефона), однозначно определяют личность человека. Так что по обезличенным данным, обогатив эту информацию, можно вычислить местонахождение граждан и их окружение в любой момент. Достаточно вспомнить шпионские истории, где люди «прокололись» именно на местонахождении», — считает генеральный директор компании IDX Светлана Белова. По ее мнению, многоуровневая система, о которой рассказал вице-премьер московского правительства Ликсутов, вызывает массу вопросов . В первую очередь – к ее легальности.

 

Однако, в ГУ МВД придерживаются иного мнения. Там считают, что система видеонаблюдения помогает раскрывать опасные преступления. «Камеры с поддержкой распознавания лиц, установленные на улицах Москвы и в столичном метро, помогают полиции задерживать людей, находящихся в розыске», — сообщили в ГУ МВД по Москве.

Стоп! Значит, данные с видеокамер не такие уж и обезличенные, как утверждает г-н Ликсутов?

 

 

установка 200-т тысяч камер видеонаблюдения , судя по всему, не предел для столицы.

 

Как сообщили в ГУ МВД по Москве, с помощью 1000 камер, размещенных снаружи подъездов жилых домов, правоохранители задержали 90 человек, а в метро, где такие камеры тестируются на нескольких станциях, с их помощью ежемесячно удается задерживать от 5 до 10 преступников. По данным отдела городского видеонаблюдения департамента информационных технологий (ДИТ) Москвы, наружная система видеоаналитики с августа 2017 года помогла задержать 39 человек, а во время тестирования на 17-и массовых мероприятиях этого и прошлого года камеры помогли полиции задержать более 150-и человек.

В тестировании технологии распознавания лиц при помощи камер на улицах и в метро участвуют компании «Центр речевых технологий» (ЦРТ, 51% принадлежит «Сбербанку»), VisionLabs (25,07% принадлежит «Сбербанку»). Об этом сообщили представители компаний. При этом гендиректор VisionLabs Александр Ханин сообщил, что в метро система VisionLabs помогла задержать около сотни человек, из которых 62 находились в федеральном розыске.

Однако, есть на этот счет и другие мнения. «То, что у нас сегодня не пресекается преступность, результат того, что правоохранительная система работает на другие цели и задачи. Сегодня методов установления личности преступника и нахождения его – тысячи. Тех, которых никогда не было у сыщиков 20-го не говоря уже о 19-м столетии. При этом у нас размах преступности выше чем в Японии в 36 раз (по убийствам)», — рассказывает Геннадий Гудков.

Разумеется, видеокамеры устанавливают не только на дорогах и в общественных местах. Они повсюду: в подъездах домов, в магазинах, банках, школах, на автостоянках. Однако, борьбе с преступностью это не особо помогает. «Уровень преступности в Москве в минувшем году практически не изменился». Об этом сообщил и.о. прокурора Москвы Олег Манаков на расширенной коллегии прокуратуры столицы по итогам работы за 2018 год. «Уровень преступности в минувшем году в столице соответствует 2017 году. Сократилось общее число особо тяжких преступлений, преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, оружия, грабежей, разбоев. Однако зафиксирован рост тяжких преступлений, убийств, случаев причинения тяжкого вреда здоровью со смертельным исходом, изнасилований, краж»,- заявил и.о.прокурора.

Итак, тотальная слежка кардинально не повлияла на ситуацию с преступностью. Но мэрия настойчиво продолжает наращивать технические средства наблюдения за москвичами. В чем причина этой настойчивости? « Наше государство патологически не доверяет людям. Государство понимает, что оно обманывает и грабит людей. Рано или поздно народ ответит. И государство готовится, чтобы быстро установить зачинщиков, организаторов, лидеров. Государство это делает из страха перед собственным народом. Это – единственная причина. Если бы была другая причина, были бы придуманы цивилизованные механизмы. Боюсь, когда люди это поймут, будет поздновато. Накопится огромная база данных, картотека, и любого можно будет отследить. Так же, как сейчас можно отследить любые переговоры и любую электронную корреспонденцию. То же самое будет и с физическими перемещениями. Во-первых, уже давно есть билинг, который позволяет определить местонахождение человека с точностью до трёх метров. А к нему добавится информация с камер с визуальными данными и контролем перемещений», — предупреждает Геннадий Гудков.

Есть ли возможность укрыться от слежки московской мэрии? Политолог Станислав Белковский видит два пути. «У «Большого брата» не хватает желания (именно желания, а не ресурсов) контролировать всех и вся. Так что если вы политически неактивны, не заняты большим бизнесом, не связаны с криминалом и т.п., ваши персональные данные будут лежать где-то мертвым грузом, без существенной опасности их использования против вас. Грубо говоря, будь маленьким, и тогда всевидящее око тебя проигнорирует (хоть и разглядит всё равно). Второе – это добиться соблюдения законодательства о защите информации субъектами ее сбора. Это очень сложно, как и всё, что связано со строгостью и необязательностью исполнения законов в России», — считает политолог Станислав Белковский.

Действительно, к легальности сбора информации мэрией много вопросов. Согласно 152-ФЗ «О персональных данных», «обработка персональных данных должна осуществляться с соблюдением принципов и правил, предусмотренных этим Федеральным законом». В ст.6 этого ФЗ также говорится: «обработка персональных данных осуществляется с согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных». Также «обработка персональных данных осуществляется в связи с участием лица в конституционном, гражданском, административном, уголовном судопроизводстве, судопроизводстве в арбитражных судах», либо «для исполнения судебного акта». Как быть с миллионами законопослушных граждан, которые не являются субъектами судопроизводства, не давали своего согласия на обработку их персональных данных и вообще понятия не имеют, что за ними ведется тотальное наблюдение?

В последние годы российские власти много говорили о том, что собираются усовершенствовать законодательство в сфере использования персональных данных. Однако, этого до сих пор не случилось. К примеру, в мае 2019 года должны были быть внесены изменения в Закон «О персональных данных» с уточнением порядка обезличивания персональных данных, условий их использования, а также получения согласия граждан. А еще власти обещали прописать ответственность за ненадлежащую обработку и безопасность персональных данных. Об этом говорилось в утвержденном правительством в 2017 году плане мероприятий по совершенствованию нормативной базы программы «Цифровая экономика». Документ должны были разработать при участии ФСБ . Но срок принятия был перенесен. «Пока всё проходит бесконтрольно, и эта бесконтрольность защищается властью. Я когда-то попытался обсудить вопрос об организации контроля судебной системой за техническими мероприятиями в отношении граждан, потому что у нас каждый год на 30 – 40 % число таких мероприятий увеличивалось. При этом никто не контролировал, кто кого слушает и на каком основании. Прибежало столько народу, такое было давление на депутатов, что Комитет проголосовал за то, чтобы этот вопрос даже не обсуждать. Вот наглядный пример того, как власть придержащие используют все возможности для защиты своих интересов», — сообщил «НИ» экс-депутат Госдумы, полковник ФСБ в отставке Геннадий Гудков.

Тем временем, в данных нацпроекта «Цифровая экономика» в графе «срок реализации» указана дата : 31 июля 2019-го года. На момент публикации статьи этот законопроект не был внесен на обсуждение в Государственную думу.

 

 

 

Про admin

Смотрите также

Индия отложила запуск к Луне миссии «Чандраян-2»

Запланированный на утро 15 июля запуск к Луне автоматической миссии «Чандраян-2» отложен по техническим причинам. …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *